Основные понятия и категории педагогики

(16 Июль 2008)

      Любая наука, в том числе и педагогика, имеет понятийный и категориальный аппараты. Понятие — это мысль, которая фиксирует в обобщенной форме предметы и явления действительности. Научные понятия отображают существенные признаки предмета, явления, которые позволяют отличать их от смежных с ними предметов и явлений.
      Понятие имеет содержание и объем. Содержание — это совокупность отраженных в понятии признаков; существенный из них составляет ядро. Объем — множество предметов, имеющих однородные признаки. Понятия необходимы в педагогике для точного обозначения элементов и явлений учебно-воспитательного процесса.
      Категории — общие, фундаментальные понятия, которые отражают наиболее существенные связи и отношения реальной действительности. «Категории выражают фундаментальные уровни понимания человеком общества, природы, себя; являются важнейшими элементами мировоззрения людей» . В педагогике, очевидно, к таким понятиям следует отнести «развитие» и «формирование», «этапы (стадии)» и «периоды» развития; к педагогическим категориям — образование, воспитание, обучение. Сюда В. И. Андреев включает также «развитие» и «социализацию личности». На основе семантического анализа В. И. Гинецинский выделяет 5 основных понятий педагогики: воспитание, обучение, образование, развитие и просвещение. В последующих разделах курса педагогики мы дополним эти понятия и категории.
      Понятий в педагогике множество, а категорий немного. Понятия и категории составляют костяк науки педагогики. Они выражаются в терминах. Единая терминология нужна для взаимопонимания в науке как общий язык. Научная терминология отличается некоторыми особенностями: точностью, однозначностью, краткостью, дефинитивностью, определенностью и системностью. Надо признать, что не вся педагогическая терминология еще отвечает названным особенностям. К тому же она постоянно пополняется, обновляется. Предстоит большая работа ученых педагогов по ее совершенствованию. В этом отношении известны труды Б. Б. Комаров-ского, И. М. Кантора, Г. И. Железовской, С. С. Кацевича и др.
      Итак, развитая система категорий и понятий, точная и однозначная терминология в педагогике — это условие и показатель уровня ее развития как науки.
      Развитие человека — процесс (от лат. processus — продвижение) последовательной смены состояний, ход закономерного, необратимого, направленного изменения качеств и свойств человека, становления его личности под воздействием различных факторов. Такое продвижение идет от простого к сложному, от низших уровней к высшим. Различают развитие физическое (организма в целом, отдельных мышц и т.д.), психическое (эмоций, интеллекта, воли, способностей, потребностей, характера). Речь идет также о духовном развитии, охватывающем весь внутренний мир человека.
      Философы рассматривают развитие как универсальное свойство материи. Оно полностью присуще как отдельному человеку, так и обществу в целом. Развитие бывает экзогенным, когда оно определяется только извне окружающим миром. Подлинное же развитие бывает эндогенным, если его источник находится внутри самого человека. На это второе положение, по-видимому, и опирается известный ученый, педагог А. В. Мудрик, предлагая такое определение:
      «Развитие — это реализация имманентных (внутренне присущих) задатков, свойств человека». Развитие — это общий процесс становления человека в физическом, психическом и духовном плане.
      Формирование есть некоторый этап относительной завершенности процесса развития. Это процесс развития человека под влиянием внешних воздействий. После обучения школьника в начальных классах наступает этап формирования ученика, готового к систематическому изучению основ наук. В процессе физического развития подростка наступает этап ранней юности. Следовательно, формирование личности предполагает придание развитию некоторой законченности и относительной устойчивости.
      Наряду с термином «этап» как равнозначное понятие используются термины «фаза» и «стадия», так что встречающиеся в педагогической литературе эти слова надо воспринимать как понятия, означающие одно и то же состояние развития. Вместе с тем понятия «этап» и «стадия» имеют и оттенки. Так, говорят: этапы урока, коллективного творческого дела, планирования, умственного развития; но: стадии игры, развития коллектива, половой зрелости и т.п.
      Путь развития, в процессе которого происходит формирование, называют периодом. Период — это время, которое необходимо для наступления очередного, более высокого этапа (стадии) развития человека. В частности, говорят о развитии ребенка в период дошкольного детства, в период младшего школьного возраста, в период юности и т.п.
      Процесс развития и наступления какого-либо этапа формирования личности происходит по преемственно-перспективному принципу. Само развитие идет по спирали в соответствии с законом отрицания (одним из законов диалектики), когда наступивший этап развития как бы преемственно концентрирует, аккумулирует все то, что было на предыдущей стадии развития. Опыт развития на достигнутой стадии далее не копируется и не повторяется лишь на достигнутом уровне, а служит необходимой отправной точкой для последующего перспективного развития, передвигающегося к этапу более высокого уровня.
      Воспитание как категория педагогики также многозначно. В педагогической литературе уже утвердилось его толкование в двух смыслах — широком и узком.
       Под воспитанием в широком смысле обычно принято понимать «всеобъемлющий процесс формирования человека» (В. Е. Гмурман), весь процесс всестороннего развития личности», «овладение всей совокупностью общественного опыта», это — «вся сумма воздействий… и влияние всего уклада жизни общества» на личность. Отмечаются два смысловых значения понятия воспитания: как функция человеческого общества — передавать новым поколениям ранее накопленные ценности и «социальное формирование личности» (В. И. Журавлев).
      Под воспитанием в узком смысле понимают процесс развития и формирования внутреннего мира человека, целенаправленное руководство развитием, «специфический процесс формирования социальных и духовных отношений» (И. Ф. Харламов, там же), «процесс целенаправленного влияния на личность с целью ее всестороннего развития» (В. Е. Гмурман, там же). И. П. Подласый также различает воспитание в широком и узком педагогическом смысле, причем в узком он видит «процесс и результат воспитательной работы, направленный на решение конкретных воспитательных задач». В литературе есть и другие толкования этих понятий. Они не всегда совпадают. В частности, понятие «воспитание» в широком смысле истолковывают как социализацию. Довольно пространно определяет понятие воспитания именно в плане социализации личности Г. И. Железовская, хотя она не приводит отдельно понятие социализации личности. В. С. Безрукова определяет воспитание как «процесс передачи опыта одним поколением и усвоения его другим, обеспечивающий развитие человека». Вместе с тем она также отмечает, что категорию «воспитания» используют очень широко.
      Мы не анализируем достоинства или недостатки того или иного определения воспитания как педагогической категории, так как все эти подходы находим недостаточными, а именно суженными. Они ограничивают наши последующие рассуждения о законах и закономерностях воспитания разных уровней, его целях и задачах, философских, логических, социальных и психологических основах, педагогической диагностике и технологии, организации воспитательной практики и других вопросах. На них мы потом остановимся более подробно.
      Дать определение такой категории, как воспитание, сложно и трудно. Это предельно широкая категория и притом не только педагогики, но и философии, социологии, психологии, антропологии. Кроме того, воспитание означает и социальное явление, и педагогический процесс. И, стало быть, определения воспитания как понятия не совпадут. В. Н. Наумчик считает, что «подобные фундаментальные понятия следует описывать, а не формулировать», так как само воспитание, как явление, намного богаче, чем это может быть выражено в дефиниции.
      Есть смысл поэтому подойти к описанию воспитания как феномену общечеловеческой культуры с выяснения его связей как с категорией «развитие», так и с категорией «социализация».
      Действенным фактором развития человека выступает процесс социализации, под которым подразумевается усвоение и воспроизводство человеком культурных ценностей и социальных норм общества, в котором он живет (А. В. Мудрик). Общество, люди преднамеренно создают благоприятные условия для социализации, которые относительно контролируются. В данном случае имеется ввиду процесс воспитания.
      Мы хотим подчеркнуть, что воспитание организуется ради развития личности. Воспитание — целенаправленный и контролируемый (относительно) процесс, но процесс этот не единственный фактор социализации и развития личности.
      В. Н. Наумчик отмечает еще одну особенность современного представления о воспитании. Оно не сводится только к передаче опыта старших поколений младшим, как традиционно считалось. Развитие общества, влияние современных научных достижений на формирование человека таковы, что «для гармоничного взаимодействия поколений обязательно необходимо, чтобы существовал обмен жизненным опытом старшего поколения и поколения младшего. Односторонняя преемственная связь поколений, по его мнению, равносильна социальному регрессу. Эта мысль ученого пронизана идеей ненасильственного воспитания, хотя отметим, что в подобном определении не прозвучали идеи самовоспитания, саморазвития и самообучения индивида.
      Итак, воспитание — процесс не односторонний (как только передача опыта старших поколений младшим), а двухсторонний. Он предполагает также влияние младших поколений на старшие.
      После этих рассуждений попытаемся дать хотя бы неявное определение категории воспитания. Этот процесс преднамеренного взаимодействия старших и подрастающих поколений по передаче, усвоению и воспроизводству общечеловеческого опыта и культуры для разностороннего гармоничного развития личности.
      Образование — процесс и результат усвоения обучавшимися системы знаний, умений и навыков, способов познавательной деятельности и формирования на этой основе заданных педагогом качеств личности. Это важнейшее, хотя и не единственное средство воспитания и развития личности. Кроме образования, сюда можно отнести, в частности, средства массовой информации (СМИ), общение, пример, самовоспитание и др. Такова была традиционная трактовка категории образования. Оно в таком случае рассматривается в качестве категории дидактики. Но в конце XX века многие ученые стали разрабатывать образование широко, а именно как категорию общей педагогики. Так, Б. М. Бим-Бад считает, что образование включает «в себя и воспитание, и учение, и обучение».
      «Образование целостно охватывает процесс целенаправленного формирования личностных качеств человека … К таким процессам относятся воспитание …, обучение и развитие», считает Н. Д. Никандров и Г. Б. Корнетов.
      Подобного же мнения придерживаются А. В. Петровский с Б. М. Бим-Бадом: «В образовании объединяются обучение и воспитание, обеспечивающие культурную преемственность поколений и готовность человека к выполнению социальных и профессиональных ролей».
      В. И. Андреев понятие «образование» подводит под родовое понятие «культура»: «Образование — это индивидуальная культура различных видов деятельности и общения человека, которой он овладевает на основе целенаправленной целостной системы обучения и воспитания, которая на определенных этапах своего развития переходит в самообразование».
      Подобный анализ понятию «образование» дал Б. С. Гершунский. Он выделил «четыре аспекта его содержательной трактовки»: как ценности, как системы, как процесса и как результата.
      Приведенные суждения известных педагогов о категории «образование» определенно говорят, что ее теперь следует рассматривать как категорию общей педагогики и специфическую категорию теории обучения (дидактики). Вместе с тем этот факт подтверждает мысль о том, что наши суждения о категориях постоянно уточняются на основе данных новых научных изысканий.
      Расширительное толкование категории «образование» побудило Н. Д. Никандрова и Г. Б. Корнетова внести коррективы в определение педагогики как науки, связывая его теперь с образованием, в которое входит и «воспитание».
      Выделим в приведенных суждениях разных авторов то общее, что характеризует образование как общепедагогическое понятие:
      - образование — часть определенного уровня общечеловеческой культуры, которой овладевает индивид;
      - образование — это и процесс воспитания и обучения, и результат овладения этой культурой;
      - образование переходит в самообразование.
      Обучение как категория педагогики означает познавательный процесс в особых, искусственных условиях при взаимодействии учителя и учащихся, в результате чего достигается образование и происходит общее развитие личности.
      Естественно и образование, и воспитание, и обучение взаимосвязаны и взаимодействуют, имея разные уровни.
      Как уже сказано, понятие «воспитание» также многозначно. И потому сложившееся его толкование в широком и узком смысле хотя и не ошибочно, но тесно, не отражает реального смыслового разнообразия понятия и тем более — педагогической категории. Воспитание как термин и категорию педагогики наглядно можно изобразить как лестницу, опрокинутую ступенями вниз. Смысловое значение термина «воспитание» представляет собой иерархизованную систему, звенья которой взаимосвязаны и взаимообусловлены и потому — взаимодействуют.
      I ступень — самая высокая и предельно широкая по смыслу. На этой ступени рассматривается возникновение воспитания как общественного явления, как вечной социальной категории, как передача опыта старших поколений младшим. На этом уровне анализируется история развития воспитания, идеалы и особенности воспитания, присущие конкретному обществу и общественным формациям, народам, общественным движениям. Здесь проявляются законы социальной педагогики. Эта ступень господствует над нижерасположенными и влияет на них. Но цели и задачи воспитания сформулированы на этом уровне в виде глобальных деклараций, общих пожеланий и императивов (повелений); они не конкретны, обозначены как неопределенное указание, не инструментованы, а потому совершенно не технологичны. Их выполнение невозможно проконтролировать. Так, в педагогической литературе можно найти такие формулировки задач: «воспитание нового человека», «скачок в духовном развитии подрастающего поколения», «всестороннее гармоничное развитие личности» и т.п. Они все имеют социальный смысл и глобально адресованы педагогике. А их реализация возможна только лишь при условии предельной конкретизации.
      II ступень — воспитание в обще педагогическом смысле, подразумеваемом как целенаправленная деятельность учебно-воспитательных учреждений, но без конкретного адреса к отдельным лицам, группам, личности. Это может быть, к примеру, воспитание человека вообще (подростка, студента, рабочих), объекта некоторой однородной группы. В то же время его направление конкретизировано: воспитание физическое, умственное, нравственное, экологическое и т.п., хотя и на этом уровне цели, задачи и содержание воспитания не технологичны, не диагностируемы.
      III ступень — воспитание в частнопедагогическом смысле конкретизирует его объекты и условия. Например, воспитание детей в семье, в детском саду, обучение подростков в школе, профессиональное обучение молодежи в профтехучилище и т.п. На этой ступени, когда известно направление воспитания и конкретизирован его объект, уже можно формулировать общую технологию воспитания, а также в значительной мере можно проконтролировать процесс воспитания.
      IV ступень — конкретно-педагогический смысл, когда цель и задачи, объект воспитания совершенно конкретны. Примеры: воспитание у первоклассников культуры поведения в общественных местах; формирование организаторских умений у подростков в летнем оздоровительном лагере; воспитание культуры умственного труда у старшеклассников на уроках математики и т.п. На этой ступени возможно поставить и реализовать цели и задачи воспитания, конструировать предельно конкретную педагогическую технологию, контролировать ее реальное выполнение. Это — уровень конкретного взаимодействия субъекта воспитания с объектом, соприкосновение воспитателя с личностью с целью формирования у нее заранее заданных качеств.
      И, наконец, V ступень — индивидно-педагогический уровень воспитания. Он означает изучение и знание индивида и адресное воздействие на каждого воспитанника с учетом только ему присущих особенностей физического, интеллектуального и духовного развития. Например, воспитать у такой-то девочки уверенность в себе и самоуважение; помочь преодолеть такому-то порыву конфликтности и высокомерия во взаимоотношениях со сверстниками; приучить такого-то мальчика к самоконтролю в поведении и т.п. Именно на IV и V ступенях определяются точные, диагностируемые параметры воспитательной работы, конкретизируются цели и задачи, уточняются индикаторы, по которым можно судить, в какой мере достигается (или не достигается) конкретная цель. При этом возможно и необходимо иметь эталоны уровня воспитанности.
      Смысловая иерархия «воспитания» как педагогической категории предполагает их соподчиненность: более высокая ступень стоит над расположенной ниже, «командует» ею. Здесь такая особенность: чем выше расположено «воспитание» по смыслу, тем больше оно имеет обобщенный характер, тем более абстрагировано. Для реализации «воспитания» высокого уровня его необходимо выразить в системе целей и задач, в понятиях и терминах более низкого уровня, т.е. конкретизировать на уровне IV и V ступеней. Только так можно общие задачи воспитания довести до конкретной воспитательной практики, до конструирования педагогической технологии.
      Идея о пятиуровневом представлении понятия воспитания возникла не из простого желания сказать о чем-либо иначе, нетрадиционно. Она подсказана насущной практической потребностью. О том, что в реальной жизни воспитание не может быть ограничено одним лишь уровнем, говорят многие педагоги. Так, «перспективные линии», которые использовал А. С. Макаренко в воспитательных учреждениях им. Горького и им. Дзержинского, есть не что иное, как система целей, относящихся к понятию воспитания разных уровней. Мысль В. П. Беспалько об иерархии целей в педагогической системе — общегосударственной, общевузовской, факультетской и кафедральной — подтверждает ту же идею о разноуровневом смысле понятия обучения и воспитания. Характеризуя объем понятия «воспитание», А. В. Мудрик отмечает его смысл в широком, узком и локальном значении. Теоретические знания (по педагогике, психологии, методикам обучения и воспитания) «в процессе их использования преобразуются и переводятся на язык практических действий», — справедливо утверждает К. В. Вербова. Но это преобразование и перевод теоретических знаний на язык практических действий также представляет собой не что иное, как переход с общепедагогического уровня понятия воспитания (по нашей схеме — П-го) на конкретно-педагогический (IV-й) и индивидно-педагогический (V-й). О трехуровневом характере педагогических целей прямо говорит Т. И. Ильина. О. Е. Лебедев говорит даже о шести иерархических уровнях обучения и, значит, воспитания. С ними соглашается также В. М. Рогинский.
      В. И. Гинецинский приходит к мысли, что необходимо выделять по крайней мере пять уровней реализации самого воспитательного процесса:
      - социетарный, как трансляцию от поколения к поколению культуры общества;
      - институциональный — в рамках воспитательного учреждения;
      - социально-психологический — воспитательное воздействие социальных общностей разного типа;
      - межличностный — практика межличностного взаимодействия;
      - интроперсональный — самовоспитание.
      Различие этих уровней В. И. Гинецинский видит в характеристике соответствующего им субъекта.
      «Воспитание многомерно, — утверждает группа ученых педагогов …— Оно бывает индивидуальным, групповым, коллективным, массовым, региональным, национальным, государственным» . Здесь названо
      даже 7 уровней.
      Мы же говорим о пяти уровнях категории воспитания с точки зрения реализации его целей, подходя с меркой диагностичности и педагогической технологии.
      Как видим, многоуровневый подход к осмыслению категории воспитания не надуманный, а реально необходимый принцип ее анализа. Такое осмысление необходимо и в теоретическом, и, особенно, — в практическом отношении.
      Раскрывая законы и закономерности воспитания, его цели и задачи, формы, методы, средства и организацию; разрабатывая педагогическую технологию, практическую педагогику — сначала надо выяснить, о каком уровне в смысловой иерархии идет речь в конкретном случае. И только выразив все это на IV и V уровнях, т.е. на низшем уровне обобщенности и абстракции, можно реально приступать к воспитательной работе. Это значит, по К. В. Вербовой, что теоретический материал следует преобразовывать и переводить на язык практических действий.
      Мы уже отмечали, что в процессе воспитания происходит физическое, психическое, интеллектуальное и духовное развитие личности. При этом подчеркнем, что объект воспитания обладает высокой активностью, избирательным отношением к восприятию окружающего мира и, конечно, учебно-воспитательного процесса. Воспитательный процесс может быть успешным и достигает цели тогда, когда его объект сам «идет» навстречу педагогу, т.е. сам стремится к разностороннему совершенствованию. Тогда говорят о самовоспитании, самообразовании и самообучении. Это уже высокий уровень самосознания личности. Это тот случай, когда объект превращается в субъект педагогического процесса, или, лучше сказать, субъект и его объект совпадают в одном лице. Достичь такого уровня развития личности воспитанника — заветная мечта любого педагога.
      Однако, на рубеже веков понятие «самовоспитание» и «самообразование» были уточнены. По справедливому мнению В. Н. Наумчика, самовоспитание начинается уже в раннем детстве «как результат бессознательного отражения предметного и социального окружения ребенка». На ранней стадии самовоспитание ребенка проходит бессознательно, притом обязательно осознанно воздействует на человека. Следовательно, происходит природосообразное ненасильственное самовоспитание. А уже потом в школьном возрасте и старше, этот неосознанный процесс самовоспитания и самообучения у человека дополняется сознательным.
      Жизнь сложна и противоречива. В силу разных причин развитие личности иногда идет не в том направлении, какое желательно обществу. Иными словами, обнаруживается отклоняющееся (девиантное) поведение. И тогда приходится решать задачу переориентировки, перевоспитания личности. Это сложная и порой длительная работа по преобразованию мотивов и стереотипа поведения человека.
      Следует уточнить, что поведение человека может быть признано отклоняющимся (девиантным) относительно конкретной социальной группы. Например, трудный подросток — он трудный для взрослых. А в референтной группе сверстников его принимают благожелательно как своего единомышленника. Здесь он уже не девиантный. Но сказанное не снимает проблемы перевоспитания: существуют же, к примеру, воспитательные учреждения с особым режимом.
      В конце XX — начале XXI века в стране утверждается теория и расширяется практика ненасильственного воспитания, гуманного отношения взрослых к детям. Период детства рассматривается не как подготовка к жизни, а как реальная жизнь: в ней у ребенка есть узаконенные права, которые защищают его честь, достоинство и обеспечивают достойные условия для развития. Такое отношение взрослых к детям характерно в условиях демократического общества.



МЫ В СОЦ-СЕТЯХ

Поделиться:
Мы в Twitter:


Поиск:

Категории: