(28 апреля 2011)

Метод кнута. Или пряника? Мы же знаем, что кнут должен подаваться вперемешку с пряниками, в пропорциях один к одному. Или, может, нет? Давайте разберемся. Все мы знаем о знаменитом золотом сечении Да Винчи, а также о золотой середине, а также о том, как это все замечательно связано. Ведь умеренность – залог гармонии. Но умеренность только на весах получается, когда на каждую тарелку кладут по килограммовой гирьке. В жизни эти соотношения могут, ради достижения гармонии, весьма и весьма смещаться. И жизненный баланс совсем не означает, что всего должно быть поровну. И учитель, работая первый, второй и третий год в шоке, выбирает свой рецепт. Только часто бывает соли многовато. Или сахара.

Есть учителя строгие, а есть добрые. В детстве мы все любим добрых, повзрослев, начинаем ценить строгих. Радуемся, вспоминая, как они нас силком вымуштровали. Сетуем на слабохарактерных, которые кормили нас даровыми пятерками и воспитали нас лоботрясам. И ведь всегда найдется, кого сделать виноватым. А для своих детей мы хотим только идеального учителя, непременно идеального. Да только забываем, что учитель – это, в первую очередь, человек, со своим характером, порой тяжелым. И его прямая обязанность – не вершить стеклянный купол душевного равновесия над нашим чадом, а учить его. Словам, числам, реактивам, элементам, микробам, грунтам.
Некоторые учителя стоят на том, что только в строгости воспитывается настоящий человек, и ребенок, кроме наказания, никакого другого воспитания не понимает. Если хочешь, чтоб учился, нужно наказать, пригрозить, заставить. Хотя, даже строгие учителя делятся на две категории. Одни – это гроза морей. Они влетают в класс, как фурии, они активные и громкие, их луженое горло не знает отдыха, не дает спуска. Горло – главный инструмент такого учителя, ему под силу многое. Такого учителя боятся (но вряд ли уважают), поэтому покорно заучивают логарифмы. Другие – воплощение королевского величия. Заходят в класс спокойно, вещают ровным тоном, который умерщвляет все живое, даже пролетающую муху. Если учитель выразительно замолкает, то и в классе воцаряется гробовая тишина. Вот такого учителя уважают. Но, опять-таки, боятся. И снова – те же логарифмы. Это разновидности метода кнута в педагогическом арсенале. В данной статье мы рассматриваем даже не оптимальный курс воспитания, не способ морального оздоровления ребенка, а именно эффективность обучения. Какова же она при методе кнута? Не низкая, но и не очень высокая. Какая-то средняя. Да, эффект достигнут – дети читают, пишут, учат, отвечают. Даже думают! Но, увы, не по своей воли. А труд по чужой воле не бывает особо эффективным, особенно умственный. Человек не может качественно понять материал, заинтересоваться им, если изначально делает задания исключительно потому, что так надо, и только потому. Беда еще в том, что дети не так и безнадежны, и, возможно, материал сумел бы их увлечь. Но когда он уже предубежден против учителя, предмета в целом, ни о какой увлеченности речь не идет.
Теперь рассмотрим методологию пряника в педагогическом арсенале. Тут даже подвидов никаких нет. Такой учитель – добрый, веселый (или спокойный) человек, зачастую – «свой» человек. Общается с учениками или на равных, или с отеческим покровительством. Ставит баллы направо и налево, закрывает глаза на промашки, жалеет двоечников и сочиняет оды отличникам. Плюс такого подхода в том, что такой учитель, на самом деле, может заинтересовать класс, может им открыть глаза на яркие краски в тусклом учебнике, и они захотят учиться, и они станут учиться, и будут тянуть руку, перебивать друг друга, высказывать свое мнение. Это замечательно, это то, к чему стремится педагогика. Но вернемся к нашей цели – эффективности обучения. Уровень? Опять-таки, средний. Как так? Ответ на поверхности. Детям свойственно чем-то рьяно увлечься и вскоре бросить. Так сжато, как по конспекту, они проходят стадии своего развития. Создают и развенчивают кумиров. То же самое происходит и с учебным материалом. Учитель завлек, выбил искру – и они готовы говорить о новом хоть целый час. Но вот они пришли домой, переключились на другие свои дела, и интерес остыл. Такой интерес нужно поддерживать, как огонек, не давая ему угаснуть. Если нет стимула, нет указки, он угаснет сам собой, ничего тут не поделаешь. А если ученик не боится получить двойку или выговор, то он не станет учить даже любимый предмет. Такова уж детская натура. Конечно, есть заучки и зубрилы, но ведь остальная масса именно такая. Вот поэтому, нужно сочетать пряник с кнутом. Однако, это не новость, это все мы знаем и так. Вопрос, – в каких пропорциях (здесь возвращаемся к началу разговора).
Чтобы выяснить это, нужно понять – что сильнее стимулирует ребенка – страх или любопытство? Оба стимула достаточно сильны. Бывали случаи, когда единственный страх спасал человека от смерти, ведь страх – сильнейший защитный механизм. Бывали случаи, когда любопытство, напротив, убивало человека. Но, опять-таки, любопытство – сильнейший двигатель прогресса. Получается, ничья? При любом стимуле ученик выучит равное количество материала? Может, и так. Но качество учебы будет отличаться. Если под страхом палки мы именно зубрим, то под знаком конфеты мы учим. Знаний в обоих случаях хватит, чтобы отстреляться на экзамене. Но в первом случае, мы благополучно все забудем. А во втором – много запомним, и, возможно, будем возвращаться к этим страницам своей памяти снова и снова.
Подводим итог. Метод пряника должен доминировать, причем, доминировать с королевской щедростью. Метод же кнута должен присутствовать, не более. Ученик должен знать, что никто не станет его ругать, повышать на него голос, звать родителей или вести на красный ковер. Просто он не получит зачет, вот и все. Просто в дневнике будет красоваться аккуратный кол, без лишних слов и знаков восклицания. Такого кнута достаточно. Остальное будет делать человеческая совесть и жажда знаний, которая есть в каждом маленьком ребенке, и мальчишке, и девчонке.