(01 декабря 2011)

Рудольф Штайнер – уроженец Австро-Венгрии, родился в небогатой семье жележнодорожника. Со временем, в мальчике рос интерес как к точным, так и к гуманитарным наукам, начиная помогать своим товарищам по учебе с 14 лет. Организовывая дополнительные уроки, Штайнер впервые задумывается о проблемах обучения и восприятия мира юными умами. Тут начинает его многолетний труд. Труд всей жизни, которой вылился в идею вальдорфской школы.

Принципы педагогики Рудольфа Штайнера

Штайнер мечтал создать такую школу, которая бы максимально развивала дух человека – не женщины, мужчины, ребенка, а именно человека. И он создал такую школу. Она основывалась на принципах вальдорфской педагогики, которую он единолично основал.
Много замечательных принципов этой школы используется и сейчас. Одно из первых нововведений — это возрастное разграничение учащихся. Это означало, что для каждого возраста — младшего, подросткового, юношеского — характерны свои особенности. Значит, и методы обучения, применяемые для каждого возраста — свои, отдельные. Штайнер четко согласовал школьную программу в соответствии с возрастом, добавляя сложные предметы и произведения по мере взросления учеников.
Можно сказать, что вальдорфская школа диктует культ учителя. Не в том смысле, что «учитель всегда прав» и личность учителя должна затмевать право на самовыражения учащегося, нет. В том смысле, что учитель для ребенка – это солнце, это лидер, это, в первую очередь, пример настоящего человека. На учителя должен ученик ориентироваться с младших классов. Порой, учитель даже важнее предмета. Ведь можно где-то пропустить какую-то информацию, недоучить поэму. Но личность учителя не должно становиться объектом сомнений. Именно поэтому, весь детский период обучения ( с 1 по 8 класс) педагог не сменялся, классный руководитель был один.
Это очень важно, так как ничто лучше не воспитывает в человеке – настоящего человека, как личный пример. Никакие книги и догмы не заменят человека. В школе Штайнера не было разделения на мальчиков и девочек. Это разделение, которое долгие годы было обязательным условием обучения, привело к тому, что молодые дамы и джентльмены развивались слишком однобоко. Джентльмен ничего не знал о шитье, дама — о седлах.
И проблема была вовсе не в том, что человек должен уметь абсолютно все. Но любой вид деятельности развивает определенную черту. Так, девочки в вальдорфской школе работали с деревом и металлом, развивая любовь к ручному труду; мальчики учились вышивать, набивая руку и тренируя точность мелкой моторики.
Огромное значение Штайнер придавал устному повествованию, изначально – из уст учителя. Каждый урок имел хотя бы несколько минут, отведенных специально для рассказа. Это было все, что угодно — поучительные легенды и мифы, истории, баллады, религиозные и героические жизнеописания и, конечно же, сказки. Язык, в сочетании с эмоциональностью повествующего, оказывал неизгладимое впечатление на маленьких слушателей. Такие пересказы имели гораздо больший эффект, чем обычно чтение.
Для того, чтобы разнообразить жизнь своих подопечных в школе, многие из историй переносилась на местную театральную сцену. В инсценировке принимали участие сами учащиеся. Это вызывало бурный интерес у школьников и подогревало их желание учиться и узнавать новое. Вальдорфская школа была уникальна еще и тем, что в ней не было оценок. Также, никого не оставляли на второй год. Возможно, это было рисково, но ведь коммунисты тоже шли на риск, собираясь отменить валюту в прекрасном будущем. Штайнер же довел дело до конца.
Результат такая «безоценочная» система имела удивительный. Каждый отвечал сам за себя, рассчитывал на собственные силы, не было ни каких «палок», из-под которых надо было что-то делать. Человек сам распоряжался своей жизнью, даже маленький. Лучшим стимулом являлась похвала любимого учителя. А не пятерка в тетради. Худшим наказанием было осуждение.
Штайнеру также не были чужды физиологические особенности восприятия информации. Чтобы сделать учебный процесс более эффективным, он ориентировался на биологический ритм человека – все шло строго по режиму, каждый день, неделею, месяц, год. Он ввел такое понятие, как «эпоха». Эпохами назывались акценту, которые попеременно делались на тот или иной предмет. Если приходила «эпоха» литература родного края, к примеру, это означало, что в течение почти целого месяца каждый день первыми двумя уроками будет вестись именно литература. Это способствовало максимальной концентрации на материале, ученики чувствовали, что сейчас важнее именно предмет «эпохи». Не рассеивалось внимание, ученики не распылялись на все сразу. Это давало замечательные результаты.
Нам кажется, что родительски собрания были всегда. Но, по большому счету, ими мы обязаны именно Штайнеру. В его вальдорфской школе собрания учителей и родителей стали обычным делом, они устраивались не ради того, чтобы огласить лучших и худших, а чтобы найти точки соприкосновения у двух заинтересованных сторон. Это улучшало процесс обучения. В такой школе было запланировано учительское самоуправление, что возлагало на их плечи большую ответственность.
Еженедельно учителя собирались на конференции и обсуждали новации в педагогике и их внедрение в жизнь школы. Памятуя то том, что детский мозг наиболее пластичен и восприимчив к изучению языков именно в самые ранние годы, Штайнер ввел 2 иностранных языка уже с первых классов.