(25 сентября 2011)

Особенность людей увеличивать или уменьшать собственный возраст ни у кого не вызывает удивления. Например, девочки часто хотят казаться взрослыми, а взрослые женщины преуменьшают свой возраст, чтобы всегда оставаться молодыми.

Юноши ведут себя как взрослые и хотят, чтобы взрослые с их мнением считались и общались с ними на равных. Некоторые молодые люди, дабы придать себе солидности, носят растительность на лице и очки, а при общении с подчиненными, которые старше их по возрасту, ведут себя важно и даже приписывают себе несколько десятков лет.

Возраст тела очевиден, его достаточно сложно скрыть от окружающих. Иногда, правда, встречаются довольно значительные несоответствия внешности человека его физиологическому возрасту.

При неправильном питании и нарушении обмена веществ люди молодого возраста могут выглядеть как старики. Напротив, люди, которые ведут здоровый образ жизни и поддерживают себя в хорошей спортивной форме, могут до глубокой старости обманывать окружающих своим цветущим видом.

Ю. И. Филимоненко объяснял особенность искажения людьми перед окружающими собственного возраста психологическим механизмом преодоления страха смерти, борьбой подсознания за субъективное бессмертие.

По мере старения признаки постепенного увядания тела навязывают нарастание нервно-психической напряженности. При этом возраст души не имеет объективных внешних критериев, он опирается на субъективную самооценку. Отождествление собственного возраста с духовным началом позволяет подсознательно успокоить себя иллюзиями вечной молодости.

Согласно исследованиям автора, среднестатистические оценки паспортного (тело) и самооценки субъективного (душа) возрастов примерно совпадают в возрасте 25 лет. В последующие годы субъективный возраст отстает от паспортного возраста в среднем на пять лет за каждое последующее десятилетие жизни.

Ю. Г. Овчинникова подчеркивает, что при кризисах идентичности возможна некоторая диффузия временной перспективы, особенно заметная в юном возрасте. Молодой человек может ощущать себя в разной ситуации ребенком или стариком.

Отличие психологического возраста от паспортного возраста заставляет задуматься над вопросом о том, насколько это явление нормально с точки зрения психологического здоровья. Проведя анализ ответов психологов ведущих школ, Е. П. Белинская сделала выводы о том, что идея временных Я-представлений, а особенно их согласованности, определенной связанности, сегодня считается важнейшим показателем психического здоровья человека.

Достижение некоторой критической степени рассогласованности образов «Я-прошлого», «Я-настоящего» и «Я-будущего» оценивается либо как основной фактор социально-психологической дизадаптации (К. Хорни), либо как первопричина личностных нарушений (К. Роджерс), либо как один из параметров низкой самоактуализации личности (А. Маслоу), либо как источник конкретных психических расстройств — депрессии и тревожности (Т. Хиггинс).

Еще один аспект данной проблемы поднимает А. В. Толстых, который говорит не только о физиологических, психологических, социальных, но и исторических характеристиках возраста. Последние определяются им как поколения или возрастные когорты.

Срез сознания современного человека сквозь призму поколений демонстрирует исторические процессы, формирующие его отношение к окружающему. А. В. Толстых в современной России выделил пять основных групп когорт, из которых особый интерес представляет самая молодая когорта.

Эта возрастная группа объединяет фактически две подгруппы: молодых от 20 до 24 лет и подростков до 20 лет. Вот их краткая характеристика в терминах самосознания.

Они чаще других подчеркивают умение не упускать своего, ударить первым, быть хитрей других, занять видное положение. Предпочтениями этого поколения являются телевизор, видео, интернет, вкусная еда, музыка, переживания за спортивную команду, сексуальные удовольствия. Это поколение противопоставляет себя государству, хотя связано с ним: самые молодые считают, что ничем ему не обязаны, самые старшие — что могут требовать от него большего.

Коллектив, семья и общество являются для этого поколения источником опасности и недовольства: они принуждают к криводушию и угрожают унижением. Чаще других молодые осознают себя просто людьми, представителями своего поколения, членами своего кружка, жителями города и детьми своих родителей. Они боятся смерти, публичных оскорблений, конфликтов, катаклизмов.

Такой психологический комплекс симптомов иногда называют единой психологической матрицей эпохи или видением мира. По мнению В. А. Шкуратова, видение мира не следует смешивать с мировоззрением или идеологией. Основные черты мировидения погружены в массу эмоций и образов, называемых ментальностью.