(24 апреля 2011)

Сегодня с западной систему образования много всего перетекает в нашу, отечественную . То же тестирование. Тот же свободный выбор дисциплин для посещения. Даже фривольное обращение детей с преподавателями родом с запада. Но и это не все. Есть еще такое явление, как школьный психолог. В США, к примеру, все проблемы с детским поведением решаются на уровне психолога, который постоянно работает при школе.

И такая должность может появиться и в наших школах. Нужна ли она? Нужно разобраться для начала, какие проблемы разбирает такой психолог. Непослушание, неуспеваемость – обычные хронические «болезни» системы образования. Учителя практически не работают с трудным ребенком, он автоматом попадает к психологом, где начинаются задушевные беседы с выуживанием тайных мотивов плохого поведения. Конечно, психолог в школе нужен. Ведь школа – то муравейник, и каждый муравей в нем – не ответственный и трудолюбивый боец (как бывает в настоящем муравейнике) – а, скорее, мотылек, бьющийся о стенки светильника. Дети очень уязвимы, непостоянны, поэтому требуют особого подхода. Выпускники же педагогически ВУЗов, как правило, получают только общую базу, психологического образования там нет. Поэтому, с нестандартными детьми им справиться трудно, выручает только статус учителя и природная тонкость (если есть). Если же у ребенка «контры» с классом или с педагогом, ему необходима помощь психолога. Психолог будет действовать не в лоб, а исподволь, проведет беседу, якобы не относящуюся к делу – чтобы расположить собеседника и усыпить бдительность, так сказать. И только потом приступит к делу.
Однако, необходимость в наличии школьного психолого несколько переоценена. Ведь специального вмешательства требуют настоящие проблемы, серьезные, не поддающиеся педагогическому воздействию. С каждым разбитым стеклом бежать с ребенком к психологу смешно. Это только насторожит детей, заставит их закрыться в броню еще глубже. Они будут знать, что за каждый проступок им грозит «разбор полетов», промывка совести. А дети не любят, когда у них в душе кто-то копается, пусть даже с самыми благими намерениями.
Есть и обратная сторона этой нелицеприятной медали. Учителя как бы сбросят с плеч ответственность за детей, привыкнув, что психологическими проблемами, естественно, заниматься будет психолог. И потеряют навыки общения с детьми, потеряют контакт, перестанут вместе с ними решать их проблемы. Перестанут быть, в конце концов, авторитетом. А авторитет учителю терять нельзя.