(26 сентября 2011)

Согласно теории М.М. Бахтина, текст является непосредственной действительностью мысли и переживаний, из которой только и могут исходить гуманитарные дисциплины. Он утверждал, что без текста нет и объекта исследования и мышления.

Текст в широком смысле понимается как любая упорядоченная знаковая система, где знаками являются не только буквы письменного языка, но и другие символы и образы. Любому живому тексту присуща не только гностическая, но также и в большой степени этическая сторона деятельности субъекта понимания.

Л.С. Выготский в культурно-исторической концепции, а в частности в своей теории интериоризации, раскрыл психологические механизмы присвоения знаков культуры и выработки личностных смыслов. По словам В.В. Давыдова, культурно-историческая концепция Выготского в самом общем виде соответствует взглядам, которые сложились в гуманитарных науках к XIX веку.

Выготский лишь дополнил свою теорию понятием коллективной или общественной деятельности человека, в основе которой лежит индивидуальная деятельность. Именно переход от коллективной деятельности к индивидуальной он называл процессом интериоризации. В этом процессе главную роль играет знак как носитель человеческой культуры.

Л.С. Выготский в частности писал: «Всякий знак, если взять его реальное происхождение, есть средство связи, и мы могли бы сказать шире — средство связи известных психических функций социального характера. Перенесенный на себя, он является тем же средством соединения функций в самом себе».

В ходе постижения человеком культуры происходит развитие индивидуального сознания как интериоризация под влиянием текстового опосредования. Основой сознания выступает система его значений, данных в единстве с личностными смыслами. А сами эти значения, согласно концепции школы А.Н. Леонтьева, представляют собой превращенную форму деятельности.

Процесс восприятия и понимания текстовой информации протекает по тем же законам, что и восприятие высказывания на основе действия механизмов вероятностного прогнозирования. В этом процессе возникает восприятие слышимых или видимых элементов языка, установление их взаимосвязи и конкретизация представлений об их значении. Кроме того, данный процесс подчинен общепсихологическим законам восприятия теста.

В.П. Белянин в своих работах подчеркивал, что при восприятии текста он как бы монтируется в сознании читателя из последовательно сменяемых отрезков, относительно завершенных в своем смысловом отношении. Следующим этапом является сопоставление элементов текста, затем в процессе осознания структуры содержания текста как целого возможна перестройка в сознании их первоначального соотношения.

Одновременно с этим происходит осознание человеком понимания некоего общего смысла или концепта текста, который в значительной мере формируется с учетом возможного подтекста. Процесс завершается включением содержания текста в смысловое поле субъекта понимания и интерпретации, то есть проекцией текста согласно терминологии Н.А. Рубакина.

А.Р. Лурия, говоря об особенностях понимания текста и комментируя высказывания Выготского, обращает внимание на такое явление, как влияние или «вливание» смыслов. Он в частности пишет о том, что фразы текста не являются изолированными звеньями единой цепи: каждая последующая фраза включает в себя значение предыдущей.

Л.С. Выготский назвал этот феномен влиянием или «вливанием» смыслов. По мнению Лурия он оказывает существенное влияние на понимание содержания текста. При отсутствии этого влияния понимание целого текста становится практически невозможным, что приводит к недоразумениям.

В соответствии этим понимание текста А.Р. Лурия определял так:

— понимание поверхностного или внешнего значения, связанное с интеллектуальным анализом логической структуры заложенного в тексте знания;

— понимание внутреннего смысла или подтекста.

Он также подчеркивал, что глубина прочтения текста абсолютно не зависит широты знаний или степени образования человека. Она не всегда связана с логическим анализом поверхностной системы значений, а в большей степени зависит от эмоциональной тонкости человека.

А.Р. Лурия рассуждает так: «Эти обе системы — система логических операций при познавательной деятельности и система оценки эмоционального значения или глубокого смысла текста — являются совсем различными психологическими системами». Психолог сетует на то, что эти различия не достаточно исследованы в психологической науке и ими больше занимаются в литературоведении и в теории и практике подготовки актера. В качестве примера можно привести произведения К.С. Станиславского, посвященные этому вопросу.