(18 марта 2011)

» Если искусство чему-то и учит (и художника — в первую голову), то именно частности человеческого существования. Будучи наиболее древней — и наиболее буквальной — формой частного предпренимательства, оно вольно или невольно поощряет в человеке именно его ощущение индивидуальности, уникальности, отдельности — превращая его из общественного животного в личность. Многое можно разделить : хлеб, ложе, убеждения, возлюбленную — но не стихотворение….Произведение искусства — литература в особенности и стихотворение в частности — обращается к человеку тет-а-тет,вступая с ним в прямые, без посредников, отношения. За это-то и недолюбливают исскуство вообще, литературу в особенности и поэзию в частности, ревнители всеобщего блага, повелители масс, глашатаи исторической необходимости». Это отрывок из Нобелевской лекции, прочитаной И.А.Бродским при вручении ему премии в 1987 году. Как тонко и глубоко одновременно : искусство учит, но чему-то. То есть,мы часто выбираем не учителя,а то,чему нам стоит научиться. Так может искусство — единственный учитель. Это верно, если человека представлять как продукт творения. Но в искусстве нужно созидать, а не только восспринимать. В этом наша невыносимая легкость бытия.
Силы воли должно хватить на то, чтобы понять, что человек сам себе учитель. Это фантастично, что никто не будет мешать.