(25 апреля 2011)

Для каждой книги есть свое время. Вот она рождается, вот впервые видит мир. Знакомится с новыми людьми и местами, заводит друзей. Потом книга много путешествует и, в конце концов, начинает жить оседлой жизнью, где-нибудь в шкафу или на чердаке. В определенное время книга доходит до наших рук, и вот тут самое время определить – а не поспешили ли мы, прикоснувшись к ней? Возможно, наша дорога к книге длинней, чем нам кажется.

В школьной программе предусмотрено, когда и какие книги надлежит читать учащимся, от первого и до 11 класса. Эта программа четкая, но иногда претерпевает изменения – когда новые пункты в нее вносятся, замещая старые. Принцип отбора книг утвержден годами практики и кандидатскими трудами, консилиумами педагогов и прочими инстанциями. Однако, этот список до сих пор несовершенен. И проблема даже не в том, что какая-то нужная книга в нем отсутствует, или наоборот. На вкус и цвет, как известно, товарищей нет, а художественная книга – это не постулат, не научный труд, это творение личности со своим мировоззрением, которое, конечно же, субъективно. А когда субъективный труд пытаются оценивать по объективным параметрам, с целью сделать его достоянием общественности, это всегда нелегко. На самом деле, проблема школьной программы в том, что не все книги даются на изучение своевременно.
Разные дети по-разному воспринимают одни и те же литературные произведения, кому-то, допустим, понятна задумка толстого в «Каренине» и вторичность е персонажа, другим — нет, сколько бы не втолковывал им учитель авторскую трактовку. Тут ничего не поделаешь, и нельзя в отборе книг ориентироваться только на середнячок, нельзя равняться и на самых понятливых. Но многие книги попадают в школьную программу слишком рано – такие, как «Тихий Дон» Шолохова, «Фауст» Гете, даже «Мастер и Маргарита». Их изучение в 10-11 классах, в принципе, оправдано, ведь далеко не все в дальнейшем свяжут свою жизнь с литературой, высока вероятность того, что школьник, не прочтя книгу в 10 классе, не прочтет ее вовсе. Но читать с закрытыми глазами, видя слова, но, не понимая их второго смысла, наверное, еще хуже, чем не читать вовсе. Таким образом формируется стереотип «нудной белиберды» в отношении великих произведений. Задача педагога – создать «открытое изучение» — оно означат, что после того, как книжку разобрали на уроках, у школьника должно остаться такое ощущение в душе, которое побудило бы взять ее однажды снова, и прочесть уже новыми, повзрослевшими глазами. Как это сделать? Найти животрепещущие вопросы книги, на которые нет ответа. Пока. Пусть человек сам их отыщет, когда вырастет для этого.
Еще один вариант – перенести некоторые произведения 9, 10 класса, на выпускной. Даже за один год очень многое меняется в мировосприятии человека столь юном возрасте. Ведь, пока мы юны, развитие идет очень быстро. То, что казалось непонятным вчера, сегодня, разъясняется само собой. Как может 15-летний ребенок понять радость в словах умирающего Фауста? Как можно понять Шекспира? Как объяснить на уроке, посвященному творчеству Булгакова, что дьявол сделал доброе дело? Это же сложнейшие вещи, они под силу только зрелому уму. Ученик же просто зазубрит сказанное на лекции и отчеканит это же на опросе. Без мыслей, без сомнений. И не потому, что глуп, а потому, что молод.