(28 апреля 2011)

Учат язык по-разному, но основных способов два. Первый — учить по учебнику, от простого к сложному, овладевая постепенно лексикой и синхронно грамматикой, фонетикой, синтаксисом. Второй — просто очутиться в языковой среде и учить «по слуху». В первом случае, знание языка более глубокое. Во втором – более действенное и быстрое, ведь слова при таких обстоятельствах схватываются прямо на лету, но о правилах языка лучше даже не заводить речь — их нету. Читать после такого обучения весьма сложно. Мы, пока не доехали до заморских стран, вынуждены учить язык в умеренных широтах, с учебником в руках. Да, долго, да, кропотливо, но не так уж это и плохо.

Ведь методики изучения можно применять даже сидя на диване. Первый этап изучения языка все должны пройти на равных. Безо всяких сюрпризов и метаний, сесть и выучить времена, строение предложения, интонацию, освоить начальный курс лексики. А дальше – как душа ляжет. Особо действенным является метод изучения языка через искусство. Здесь – двойная польза. Во-первых, в таком режиме материал усваивается глубже, во-вторых, мы знакомимся с замечательными произведениями мастеров страны, чей язык учим. Как именно воплотить этот метод? Здесь несколько путей, и их нужно совмещать, и никак иначе. Это не «направо пойдешь – коня потеряешь…». Проза, поэзия, кино – вот основные наши пути, ведь именно в них доминирует язык. Рассматривать картины и слушать музыкальные произведения будем потом, чтобы приобщиться к культуре. А теперь – за дело.
Первое. Проза – упор на синтаксис и лексику. Когда мы сами беремся за изучение языка, встает вопрос – а какие же слова учить? Чем руководствоваться при отборе самых важных? По категориям мы учим слова в школе – сначала транспорт, потом школа, праздники, животные и так далее. Но в реальной жизни такая система вряд и поможет. При прочтении зарубежной литературы в оригинале, мы встречаем не беспорядочные слова, зачастую неиспользуемые, а именно те, которые нужны в речи. Ведь литература – это, по сути, театр одного актера, записанный развернутый монолог автора. Так, мы учим сразу нужные слова, а не все подряд. Многие повторяющиеся – зачастую, служебные слова – схватываются сразу, и помогают при говорении правильно строить свою собственную речь. Остальные, значимые части речи, тоже часто встречаются в тексте. Касательно синтаксиса, этот метод тоже действенен. Ведь в литературе мы сразу встречаем разнообразные и правильные структуры речи, и определенный порядок построения предложения уже сам собой впечатывается в сознание. Не нужно учить правила, запоминать последовательность. Правильный синтаксис приходит сам собой. Правда, для оттачивания произношения чтение книг никак не поможет.
Второе. Поэзия – упор на лексику. Стихи по своей структуре более архаичны, чем проза. Даже современные стихи строятся часто по старым образцам. Почитайте поэзию Байрона, Шекспира, и сравните ее с более современным даже Уайльдом. Высокий стиль сохраняется. Поэтому, для муштры разговорной речи поэзия не лучшая помощница. Но запоминать слова в рифме гораздо проще, чем бессвязно. Рифмующиеся слова в стихотворении запомнятся быстро и прочно. Еще одно преимущество можно извлечь из творческого перевода. Творческий перевод зарубежной поэзии – вещь очень сложная и требует больших умственных усилий. Но тем она и хороша. При таком переводе, который будет рифмоваться не хуже оригинала, вы оттачиваете свой ум. Отлично помогает и обратный перевод, русскоязычных поэтов, к примеру, на английский. Ведь для рифмованного перевода нужно перебрать десятки вариантов, и это автоматически увеличивает ваш пассивный словарь.
Третье. Кино – упор на фонетику. Вот здесь как раз и можно поднатореть в произношении, не выходя из дома и не пакуя чемоданы. Вы услышите правильную речь – и произношение, и интонацию — в самом «натуральном» виде. И, опять-таки, фильмы богаты именно актуальной, каждодневной лексикой. Конечно, придется попотеть, пока вы, по десять раз вслушиваясь, будете стараться разобрать, что же сказал герой фильма. Но оно того стоит. Ведь именно свободное произношение коренных носителей языка портит жизнь тем же иммигрантам, которые попросту слышат нечленораздельный поток вместо четких слов. Это не значит, что говорящий косноязычен. Мы тоже говорим очень нечетко, совсем не так, как диктуют нам правила фонетики. Но русский – наш родной язык, и мы понимаем собеседника с полуслова. То же самое касается любого языка. Для американцев вообще свойственно особо «вальяжное» произнесение, с многочисленными сокращениями слов.
Вот три основных пути, которые должны стать второй фазой изучения языка, после базовой первой. Направо лексика, налево синтаксис, а прямо пойдешь, вестимо, фонетику найдешь…