(16 сентября 2011)

Реформы, которые проводились в образовании в течение последнего десятилетия, привели к разделению школы на две категории — для серой массы и для избранных, разгосударствлению школы и перестройке мировоззренческих основ образования. Это привело к расслоению общества по степени доступности к образованию и отказу от методологического принципа общеобразовательной школы.

«Концепция модернизации российского образования на период до 2010 года», принятая в 2003 году, определила цель модернизации следующим образом: «Обеспечить дифференциацию и индивидуализацию образования при обеспечении государственных образовательных стандартов — на основе многообразия образовательных учреждений и вариативности образовательных программ». Таким образом, по мнению реформаторов, единая российская школа полностью исчерпала себя.

А в концепции проекта нового федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» сказано: «Целью разработки законопроекта является обеспечение комплексной модернизации законодательства Российской Федерации в области образования, направленной на приведение его в соответствие с новыми общественными отношениями, возникающими в сфере образования».

При этом и правительство и министр образования уходят от ясного ответа на вопрос о том, какие новые общественные отношения возникли в сфере образования России, из-за которых надо кардинально изменить всю систему образования.

Из туманных намеков и практических результатов следует, что разработчики доктрины реформ образования считают, что изменение отношений собственности в России и вызванное им социальное расслоение населения должны быть перенесены и на детей и подростков, а затем и на молодежь. Разделение взрослого населения по доступу к социальным и экономическим благам должно пройти и по детям.

Хотя социологи приводят ряд данных в пользу того, что сохранение и укрепление единой школы, социализация детей из разных социальных групп могли бы нейтрализовать эксцессы реформы, что единая школа поможет создать социальную базу для восстановления и модернизации России, к настоящему моменту поставленная реформаторами задача в существенной мере выполнена.

В России определенно сложилась новая социальная система, школа даже не двух, а трех категорий – «элитные» гимназии, лицеи, спецшколы; школы с частично оплачиваемыми услугами или отдельными привилегиями в образовании; массовые общеобразовательные школы, обязанные обеспечить «образовательный стандарт». То есть людей загоняют в некий порочный круг: нет денег – нет хорошего образования, нет образования – не будет денег. Принцип «деньги делают деньги» в действии.

Главным результатом этого реформационного процесса уже стало в бедной части населения снижение квалификации работников и быстрое нарастание малограмотности и даже неграмотности. По данным Министерства обороны, уже в 1997 году до 25% призывников из сельской местности оказываются практически неграмотными, а абсолютно неграмотным был каждый десятый призывник в Сибири.

Об этом же говорит и уголовная статистика. По данным Отдела по предупреждению правонарушений среди несовершеннолетних МВД РФ, каждый третий правонарушитель школьного возраста в 1999 году не имел даже начального образования.

Согласно совокупному «индексу человеческого развития», принятому ООН, СССР в 1970 г. занимал 20-е место в мире. На начало 1995 г. Россия (уже без других республик) находилась по списку во второй сотне государств — в бедной части стран «третьего мира». Микроперепись населения 1994 г. показала: лиц «с начальным образованием и не имеющих такового» в возрасте 20-24 года было в России 0,8%, а в возрасте 15-19 лет – уже 9%. В жизнь начинает входить постсоветское поколение.

По данным переписи населения 2002 года обращает на себя внимание достаточно многочисленная группа молодежи с уровнем образования не выше начального: 5,8% в возрасте 15-19 лет, 1,7% в возрасте 20-24 года, – социализировавшаяся уже в условиях действия закона об обязательном основном среднем образовании. Численность молодых людей в возрасте 16-29 лет, имеющих лишь начальное общее образование, увеличилась по сравнению с прошлой переписью в 2,1 раза и составила 0,5 миллиона человек, из которых 70% нигде не учится.

Сравнение образовательного состава возрастных групп 25-29 и 50-54 лет говорит о тревожной тенденции сокращения доли населения с профессиональным образованием среди сельской молодежи, по сравнению с городскими сверстниками. Более того, как показала перепись населения 2002 г., среди молодого поколения сельских жителей лиц с профессиональным образованием меньше, чем в поколениях их родителей.

Власть всеми силами стремится поставить себя вне этого социального конфликта. Она ограничивается лишь сухой констатацией фактов. В Послании Федеральному собранию 2004 года президент РФ В.В. Путин сказал: «Одна из самых серьезных проблем – это недоступность качественного образования для малоимущих. Обучение сопровождается дополнительными платежами, которые не каждый может себе позволить. Сокращение общежитий, маленькие стипендии не позволяют детям из малообеспеченных семей – особенно из отдаленных городов и сел – получить качественное образование».